Я шагаю в весну, пряча руки
поглубже в карманы.
На подошвах ботинок набит
стихотворный размер.

Как там твоя санта-барбара,
девочка-нарасхват?
Этот мальчишка-ветер еще втайне
тобой любим?

Я к февралю похудела на три кило,
Стала прозрачней, бледнее, тоньше.
Вчера, как на зло, все улицы
замело,

Ненавидеть весь мир получается
лучше всего.
Любить своих близких - немного
хуже.

У него внутри гром, сотрясающий все
вокруг.
Ему рукоплещет зал ровно в шесть
сотен рук.

Вернуться бы по фотографиям в
прошлое,
Туда, где с мамой гуляли в парке,
Собирали желтые листья.

Занавеска сквозь форточку голубем
рвется в небо -
Это душа моя детская на волю
просится.

Мне от этих вокзальных историй
тошно.
Перрон стал самым страшным на свете
местом.

Стало мерзко совсем, и темнеет
ближе к восьми.
Вечный гул городской, лишь под утро
немного тише.

Ты бы знал, как мне больно видеть
тебя с бутылкой,
Как хмельную жидкость вливаешь в
глотку.

еще